После очередного трудового зимнего дня решили три танкиста, «три веселых друга», скоротать вечерок в одном из ресторанов Владивостока. Звали наших «героев» Александр М., Александр Г. и Виктор Г. Основная проблема намечающегося рейда состояла в том, что в те времена офицерам запрещалось появляться в ресторанах в военной форме. Поэтому, во избежание эксцессов, было решено переодеться в гражданское и «прибыть в заданный район».

Александр Г. и Виктор Г. выполнили поставленную задачу, а Александр М. решил по-своему. По его рассуждениям встреча с патрулем сулила гораздо меньше неприятностей, чем разговор с женой и тещей. От патруля, по крайней мере, можно сбежать, и такой опыт у него имелся. А вот объяснить двум разъяренным женщинам, что «мы с ребятами...» Короче говоря, Александр М. сразу понял всю бессмысленность визита по месту дислокации и решил поехать в кабак, не переодеваясь.

В назначенное время все собрались у входа в популярный на то время в городе ресторан «Владивосток». Друзья-товарищи пожурили сослуживца, виновато переминавшегося с ноги на ногу в новеньком ПШ и военной куртке, но отказываться от намеченной операции не стали. Как пел Высоцкий: «уж если я чего решил, то выпью обязательно», так и танкисты мелкие преграды не объезжают.

Найти места удалось не без труда, но в результате наградой за упорство стал столик возле окна. Офицеры заказали все культурно «в графинчик» и закуску. Вечер шел своим чередом, настроение налаживалось, усталость под натиском спиртного понемногу сдавала свои позиции. В очередной раз Виктор Г., который славился «легкой рукой», наполнил рюмки, а Александр Г. хотел сказать тост. Но его взгляд застыл на окне, возле которого сидели танкисты. Вторым на окно посмотрел Виктор и только после этого повернулся Александр М. За окном, пуская ноздрями пар, стоял начальник патруля, капитан 2 ранга и с ехидной улыбкой хлопал себя по звездам на погонах. После этого прозрачного намека, он махнул рукой, как бы призывая офицера покинуть увеселительное заведение. Надо было видеть физиономию Александра М, которую он скорчил в ответ. Оно выражало такую мольбу, такой страх потерять «все это». Сегодня с таким лицом на любом вокзале он собрал бы милостыню в миллион минут за пятнадцать.

Избежать объяснений не удалось, но в результате переговоров друзьям удалось договориться о «прекращении военных действий». Взамен начальник патруля стребовал с отдыхающих обещание не нарушать общественный порядок и вести себя «как президиуме во время съезда». Патруль удалился по маршруту следования, а довольные собой офицеры вернулись за стол и продолжили начатое.


Регистрация | Правила

Вход на сайт


Запомнить меня:


Задать вопрос

Задать вопрос



Вверх